[identity profile] credentes.livejournal.com

Анни Казенаве

 

ПИРЕНЕЙСКИЙ КРАЙ СРЕДИ БУРЬ: ОТ РЕПРЕССИЙ ДО НЕЗАВИСИМОСТИ

 

Католическую Церковь поддерживал сам король Франции, но этого не делали упрямые местные сеньоры. Графы де Фуа поступали так же  - они сопротивлялись, не давая забыть вкус независимости на своих землях, вопреки коронованным особам… Таковы уж они были!

        Поражение вооруженного сопротивления (лангедокцы восстали летом 1240 года) лишило непокорных политической поддержки. Керибюс (иллюстрация 2), «гнездо еретиков и бунтовщиков», был сдан только в 1255 году, но это был всего лишь редут, а вот замок Монсегюр был caput ecclesiae, главой Церкви, обезглавленной после 1244 года. Те, кто не пожелал склонить головы, сделались подпольщиками. Многочисленная иммиграция из Сабартес[1] доказывает, насколько люди осознавали грозящую им опасность. Община начала рассеиваться.

 

Иллюстрация 1. Арест святой Екатерины, фреска для кафедрального Собора в Сеу д’Уржель, XIII ст. Барселона, Музей национального искусства Каталонии. Святая Екатерина (III ст.) была приговорена за свою веру к наказанию колесованием, а затем ей отрубили голову. C1



Read more... )
[identity profile] credentes.livejournal.com

Анн Бренон. Жизнь и смерть христианской Церкви.


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.1. Катары или добрые христиане?

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.1. Почему книга о катаризме была издана в данной коллекции ?


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Как катаризм появился в истории ?


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Как их распознать?


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Как их распознать? Окончание


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Первое документальное приложение


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать?


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать? Продолжение


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать? Продолжение 1


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать? Продолжение 2

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать? Продолжение 3


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать? Окончание


Ч.2. Как в них разобраться?

Ч.3. Христианство Добрых Людей

Ч.3. Христианство Добрых Людей 1

Ч.3. Христианство Добрых Людей 2

Ч.3. Христианство Добрых Людей 3

Ч.3. Христианство Добрых Людей 4

Второе документальное приложение

Анн Бренон. Жизнь и смерть. 2-е документальное приложение. Окончание

Ч.3. Христианство Добрых Людей 5

Ч.3. Христианство Добрых Людей 5. Продолжение.

Ч.3. Христианство Добрых Людей 5. Продолжение 1.

Ч.3. Христианство Добрых Людей 5. Окончание

Ч.3. Христианство Добрых Людей 6. Были ли они опасными для общества?

Ч.3. Христианство Добрых Людей 7. Могли ли они привести к вымиранию человечества?

Ч.3. Христианство Добрых Людей 8. Какова была роль женщин?

Ч.4. Окситания катарская. Почему Окситания?

Ч.4. Были ли катарские замки?

Ч.4.Что такое Монсегюр?

Третье документальное приложение. Тексты Инквизиции

Ч. 5. Преследование катаризма. Кто начал репрессии?

Ч. 5. Преследование катаризма. Кому были выгодны репрессии?

Ч. 5. Преследование катаризма.Чем была Инквизиция

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.5. Как катаризм исчез из Окситании

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.5. А в остальной Европе?

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.5. Существуют ли еще катары сегодня?

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.5. Последнее слово за катаризмом


[identity profile] credentes.livejournal.com
 Интересно, что во время дискуссий о Непорочном зачатии и Деве Марии, орлеанские каноники «хвастались, что у них есть мать, во всех смыслах подобная Матери Сына Божьего, тогда как Она не может быть уподоблена никакой другой женщине, и никто с Ней не может сравниться».[1]  Но и знаменитый Добрый Человек XIV века, проповедник Пейре Отье тоже представляет своим верующим такое аллегорическое видение Марии: «Он говорил, что Матерь Божья – это добрая воля и стремление делать добрые дела, согласно Евангелию: 'матерь Моя и братья Мои суть слушающие Слово Моего Отца и исполняющие его' (Лука 8, 21)... (Показания Себелии Пейре).
Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
 Когда мы пытаемся понять, были ли ученые каноники из Орлеана XI века и члены их группы/общины прото-катарами, то, прежде всего, видим не только ряд существенных совпадений и явного сходства, но и полного «согласия», особенно в области религиозного бытия и практики, между «орлеанской ересью» и катаризмом. Наиболее характерными чертами, общими для орлеанских каноников и катаров XII-XIII веков, являются рационализм, скептицизм и антиклерикализм – то есть критика «суеверий» и «идолопоклонства» Римской Церкви, отрицание культа икон, статуй и реликвий, иерархии этой Церкви и ее священства, а также большинства ее таинств  - крещения, покаяния, брака и, самое главное, евхаристии.
Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
 Но, даже если мы признаем, что диссидентская группа орлеанских каноников являлась одним из проявлений не только общей духовности XI века, но и феномена религиозного сопротивления, того самого феномена, кстати, который породил и Григорианскую реформу, остается проблема, были ли эти каноники «протокатарами», предшественниками религиозного движения XII-XIV веков, которое историки называют «катаризмом» или христианством Добрых Людей, или же нет. Безошибочно на этот вопрос ответить сложно в связи с недостатком сведений в документах, однако Жан Дювернуа и Анн Бренон, проанализировав записки монаха Павла из Шартра, отвечают на него вполне утвердительно[1].
Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

XI век характеризуется еще и явлением, которое получило название «Ужасы Тысячелетия». 1000 год с его милленаристскими ожиданиями конца света словно приблизил великую битву архангела с драконом, когда древние мифы Откровения, казалось, вот-вот обретут плоть. Прежде всего, эти ожидания повлияли на монашество, особенно клюнийское монашество, которое представляло себя небесными когортами, противостоящими легионам зла, затем на церковных хронистов, которые в явлениях комет, катастрофах и политических событиях видели признаки приближающейся битвы. И все чаще и чаще христианский народ слышал от священников вызывающие ужас и тоску безутешные слова о скором конце света, гневе Божьем и Страшном Суде.  И все эти факторы – возможность иметь некоторую толику свободного времени и задуматься о смысле жизни, ужас от приближающегося Судного Дня, желание спастись и идеал «ангельского чина»  - вызвали еще больший и массовый порыв следовать Новому Завету и посланиям Евангелия, стремление воплощать эти послания в своей жизни, пользуясь примером практики апостолов и ранней Церкви. Монашество в том виде, в котором оно существовало, с его властью над душами и вещами, тоже стало казаться многим отступлением от апостольских правил. Следовало жить иначе, порвать со всем этим, пойти к мирянам и попытаться спасти их, жить ради их спасения, быть их пастырями. Отказаться от сладкой жизни под монастырской сенью. Бедность (причем имелась в виду не только и не столько материальная бедность, сколько отказ от роскоши, владения землей и власти, ведь наиболее серьезный раскол этой эпохи проходил между pauperes и potentes, имеющими и не имеющими власть, потому духовный идеал paupertas XI века означал не бедность, а отказ от владений, связанных с властью[1]), аскеза и жизнь по правилам апостолов – вот наиболее популярные темы духовных исканий XI века.


Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
 Для того, чтобы попытаться разобраться в этой сложной истории, стоит подойти к вопросу комплексно и исследовать не только все имеющиеся у нас в распоряжении документы, но и исторический контекст, на фоне которого разворачивается эта драма. XI век – время так называемой «Эпохи Тысячелетия» - это очень сложный и противоречивый исторический период. Остатки античных порядков, которые еще держались в империи Карла Великого, фактически рухнули. Бывшие имперские чиновники – герцоги и графы – становились владетельными князьями, наследовавшими титулы и землю. Капетингские короли не имели реальной власти и чувствовали себя довольно слабыми по сравнению с другими аристократами, которые сами стали собирать налоги и вершить суд на все более дробившихся территориях.
Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
 Орлеан имел огромное значение в длительной политической борьбе за сферы влияния между Робером Благочестивым, позиции которого, хоть он и был королем Франции, были не очень сильны, и Эдом II, графом де Блуа, давно претендовавшим на этот город, чтобы иметь возможность соединить свои владения в Сансерруа с графствами Блуа, Шартрским и Турским. Более того, брак Робера Благочестивого и Констанции тоже был  заключен вопреки интересам графа де Блуа. Ситуация складывалась так, что тот, кто контролировал епископство Орлеанское, имел все возможности завладеть городом и прилегающими территориями. Между двумя правителями возник конфликт в борьбе за право возвести своего ставленника на епископский трон. Кандидатом и доверенным человеком графа де Блуа был Одальрик, родственник епископа Бовэ и, возможно, и самого Эда II. Кандидатом короля был протеже королевы Констанции Тьерри. Робер, воспользовавшись своим положением, «нажал» на капитул собора и добился того, чтобы выбрали его ставленника.
Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

Арефаст так и сделал. Он завоевал доверие Стефана и Лизоя, и запоминал все, что они ему говорили. Через некоторое время он сообщил Эврару, что группа, собирающаяся в Орлеане – это еретики, которые укоренились здесь как минимум с 1015 года. Эврар уведомил своего епископа, тот в свою очередь – других епископов, и в Орлеане срочно собрался синод с участием короля и королевы. Последние должны были явно увидеть, что за змеи свили себе гнездо в таком престижном месте при их попустительстве. Подозреваемых схватили и привели в кандалах в собор Святого Креста, при этом Арефаст, уговорившись с епископами, был до поры до времени вместе с арестованными, тоже в кандалах.


Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

Орлеанские каноники.

 Безымянный

Одна из первых диссидентских групп Западной Европы с легкой руки историков стала называться «орлеанскими канониками». Они заняли легендарное место в истории средневековых ересей, прежде всего потому, что их процесс завершился первой в Западной Европе казнью на костре. Эта группа состояла из 14 или, согласно другим источникам, 16 и даже 20 человек, возглавляемых каноником кафедрального собора города Орлеан Лизоем и исповедником королевы Констанции Стефаном. Историю орлеанских каноников поведал в своих записках некий монах Павел из общины собора Святого Отца в Шартре. Эти записки монаха Павла, являющиеся одним из основных источников об орлеанских канониках, представляют собой картулярий, составленный после пожара в Шартре в 1078 году. В нем, среди описаний различных документов, привилегий и событий, содержится рассказ о некоем Арефасте, «человеке благородного происхождения и высоких добродетелей», некогда члене той же монашеской общины и очевидце всей этой истории. Записки эти очень неоднородны. С одной стороны, в них имеются ссылки на свидетельства от первого лица, содержатся яркие и интересные подробности, а иногда они даже пестрят цитатами из уст обвиняемых. С другой стороны, Павел говорит о том, что эти каноники и их последователи не просто принадлежали к подпольной секте, куда вовлекали новичков, используя некий тайный язык, но и практиковали дьявольские оргии, во время которых совершали промискуитет, а родившихся впоследствии младенцев сжигали, чтобы из их пепла сделать магический порошок. 


Read more... )
[identity profile] raimon-lo-fol.livejournal.com
Обычно считается, что Эстевен (Этьен) де Сервиан, сеньор castrum'a недалеко от Безье, стал катарским верующим случайно, главным образом благодаря браку с Наваррой де Лаурак, дочерью знаменитой еретической матриархини Бланши де Лаурак, и в самом начале крестового похода искренне раскаялся и вернулся в католицизм, благодаря проповедям святого Доминика.

Приведём здесь отрывок из одной из статей Анни Казенаве, проливающий свет на эту историю.


"История примирения с Церковью Эстевена де Сервиана является показательной. Она ясно даёт понять, каким способом французы, по завершении военных действий, пытались привлечь на свою сторону окситанскую знать.
Read more... )
CAZENAVE (Annie), "La résistance cathare, de la défaite à l'exil", dans Histoire et clandestinité du Moyen-Age à la Première guerre mondiale, Colloque de Privas, mai 1977, p. 337-338.
[identity profile] credentes.livejournal.com

Анни Казенаве

Фотографии Жана-Луи Гаска

 ЕРЕСЬ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ ИЗ ТУЛУЗЕН

 Пиренеи и их замки, управляемые сеньорами-сторонниками катаризма, более тридцати лет служили убежищем для беженцев с севера. До тех пор, пока Инквизиция не проникла в эти убежища…

 Общая культура связала два склона Пиренейских гор  как географически, так образом жизни горцев. Преобладание в экономике скотоводства и рудных разработок еще более укрепляло связи между северным и южным склонами. Мусульманское завоевание отделило христианские земли Арагона как от юга Испании – Толедо и Севильи -  так и от запада – Сант-Яго-де-Компостелла. Таким образом, земли Арагона, обращенные к северным склонам Пиренеев, находились под культурным и религиозным влиянием Тулузен, и, в то же время сохраняли ярко выраженную культурную самобытность, основой которой являлся романо-визиготский субстрат, определивший тип местного феодализма.

Укрепления замка Кастельбо.




Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

МАРИ АНЖ ЛОБЕРА

ФОТОГРАФИИ ЖАНА-ФИЛИППА АРЛЯ

ДОРОГИ КАТАРОВ В КАТАЛОНСКИХ ЗЕМЛЯХ

             В тени Сьерра де Кади, защищаемые знатью и горожанами пиренейских графств, добрые люди мирно жили, и их везде принимали. Это равновесие было сломлено с приходом папских и испанских инквизиторов.


Руины замка Гозуль свидетельствуют о былом величии средневековой деревни, покинутой в XVIII столетии.


Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
 Ответы на вопросы присутствующих.

 Вопрос: Почему местные (окситанские) сеньоры поддерживали катарскую Церковь?

 Анн Бренон: Потому что это была их христианская Церковь, семейная, деревенская. Если мы вернемся к временам до начала репрессий, в XIII век, то увидим, что катаризм в Окситании был мужским и женским монашеским орденом, не более того, и не всегда противоречившим тому, что проповедовал приходской священник. Это сегодня, оглядываясь назад, уже после начала крестового похода, когда каждый избрал свой лагерь, мы говорим о том, что такие-то были еретиками, а такие-то – католиками. Но до крестового похода вопрос так не стоял. На то время следует говорить не о катаризме, но о новом религиозном движении, производящем впечатление немного более архаического христианства – я употребляю слово «архаический» не в обидном смысле. Кроме того, хотя взгляд историка пытается исследовать социологию окситанского катаризма с как можно более раннего периода, благодаря архивам Инквизиции, которые дают нам сведения о событиях 1200-1245 гг, в связи с тем, что пожилые люди вспоминают о том, что было сорок и более лет тому, мы, к несчастью, очень мало знаем о том, что было до 1200 года. Но когда мы начинаем углубляться в окситанский катаризм, то видим, что там, в деревне, есть дома добрых мужчин и добрых женщин, открытые для всех, кто приходит с улицы. Вдова сеньора или его младшая дочь становились такими же добрыми женщинами, как и другие, сеньор становился таким же добрым человеком, как и другие. Действительно, сословие сеньоров уже тогда защищало и приумножало катаризм. Никакого антагонизма. Это средневековый мир, в котором не так уж много иерархии, по крайней мере, нет пирамидальной иерархии, отсутствует право старшинства, а катарские Церкви – многолюдные, децентрализованные, независимые друг от друга и все же связанные между собой добрыми отношениями – и все шло хорошо в этом окситанском мире.


Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

III. На пути к новому миру…

 Сегодня существует тенденция рассматривать «крестовый поход против альбигойцев» как «войну Севера против Юга», которая была развязана из экономических и политических причин с чисто завоевательными целями. Но такие выводы несколько поспешны, потому что реальность была гораздо сложнее. Это был самый настоящий крестовый поход, священная война, ведущаяся отныне не только против внешних по отношению к христианству врагов, как сарацины, но и внутренних врагов христианского мира, как мы видим это из призыва 1208 г. Папы Иннокентия III и его ястребов-цистерцианцев. Король же Франции -   Филипп-Август – противился этому походу, как только мог. Когда самый амбициозный из «северный баронов», Симон де Монфор весьма эффективно пытался урезать королевские фьефы и основать собственную династию в Лангедоке, его благочестие было неоспоримым. Он, скорее всего, ни на минуту не сомневался в том, что выступает с оружием в руках во славу Христа и Пресвятой Девы, а его кровавые подвиги принесут ему прощение грехов в загробной жизни.

           

Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

II. Происхождение крестового похода.

 На переломе XI и XII веков, в контексте Грегорианской реформы, освободившей папство от всякого светского контроля, в христианском мире распространяется двойная идеология – папской теократии и крестового похода – идеология, по мнению британского медиевиста Роберта Мура, посеявшая семена «общества преследования». Освобожденная Грегорианской реформой от тесных границ итальянского владения, которые ее сдерживали, Церковь, сделавшись объединяющей силой среди раздробленности феодальных государств, стала утверждать свою власть над всем христианским миром. Она превратилась в своего рода понтификальную монархию, доминирующую над европейскими королевствами во время их складывания. Будучи «над королями, баронами и князьями», теократическое папство налагало свою власть на мир по божественному праву, а мир, определяемый как христианство, обязан был, в свою очередь, выступить против темных сил зла, окружавших его со всех сторон и постепенно получивших воплощение. Это были внешние враги, неверные сарацины, против которых организовывался крестовый поход; и враги внутри самого христианства – еретики и другие агенты Антихриста, которых следовало осудить, чтобы восстановить порядок и заставить их замолчать. Эта устойчивая идеология «преследования» на протяжении последующих веков будет искать все новые категории жертв, которые должны быть исключены из общества – евреев, прокаженных, ведьм…


Read more... )

Продолжение следует

[identity profile] credentes.livejournal.com

Крестовый поход против альбигойцев: исторические последствия священной войны

 Анн Бренон, палеограф архивариус, главный почетный хранитель архивов Франции.

 (Статья написана для сборника «Акты Коллоквиума «Латинский и средиземноморский мир и культурная глобализация», состоявшегося в Безье 6 и 7 июня 2009 года)

 В этой статье я предлагаю рассмотреть историческую перспективу крестового похода против альбигойцев. Прежде всего, потому, что 2009 г. - годовщина, отмечающая начало этого похода - способствует критическому анализу истории. Ведь это событие, которому уже восемь веков, свидетельствует о том, что в недрах греческого, а особенно латинского христианства, существовало своего рода искушение «глобализацией» – хотя сам этот термин в то время еще не появился. Искушение придать нормативной власти – как в Церкви, так и монархии - универсальный характер. Это и позволяет безо всякого труда вписаться в поднятую на этом коллоквиуме тему, особенно в раздел «Пространство и власть».


Read more... )

Продлжение следует

[identity profile] credentes.livejournal.com

Анн Бренон

ГРАФСКАЯ СЕМЬЯ ДЕ ФУА: PARATGE И ЕРЕСЬ.

 

С 1188 по 1302 год графы де Фуа сделали свои владения у подножия Пиренеев землей ереси. Сопротивляясь крестовому походу, подозреваемые трибуналами Инквизиции, графы придерживались своей веры до самой смерти. Сага об их семье могла бы быть полностью посвящена религии катаров.

Письменные свидетельства того, что в Фуа есть замок, датируются уже 987 годом, но только в 1290 году он становится графской резиденцией. В течение двух столетий он был душой окситанского сопротивления во время крестового похода против альбигойцев. Расположенный в месте, считавшимся неприступным, этот замок играл определяющую роль в военной истории. С 1930 года в нем находится музей департамента Арьеж.


Read more... )

[identity profile] error-lapsus.livejournal.com
Материалы подборки представляют собой дополнение к Краткой истории альбигойских войн и первой инквизиции . Составителем подборки является пользователь [livejournal.com profile] credentes. Материалы размещаются с согласия составителя.

Read more... )
[identity profile] credentes.livejournal.com

И немного социологии[1]. Женщины присутствовали на главных ассамблеях и соборах клира катарских Церквей, когда толерантность светских властей позволила этим Церквям структурироваться в некоторых благоприятных для них регионах Европы и избирать и посвящать епископов. "Огромное количество мужчин и женщин... " - такой фразой какой-то неизвестный еретический летописец, составивший хартию Никвинты[2] написал об Ассамблее, прошедшей "в castrum Сан-Фелис, где огромное количество мужчин и женщин Церкви Тулузской и других соседних Церквей собрались, чтобы получить consolament. Трудно представить себе, чтобы в Средневековье, на Латеранском соборе, например, вместе с кардиналами и прелатами заседали бы аббатисы и монахини… Так в Окситании до королевского французского завоевания катарское христианство структурировалось в четыре, потом пять автономных Церквей, по образцу ранних Церквей, управляемых иерархией епископов и диаконов.

Read more... )

Profile

ostal_eretges: (Default)
Оплот ереси

January 2017

S M T W T F S
1234567
8910 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:22 am
Powered by Dreamwidth Studios