[identity profile] credentes.livejournal.com

Дополнительная информация

7 июля 1324 года: я вновь стою перед ними в высокой зале епископства Памье. После всех этих дней и ночей, проведенных на ужасной соломе Мура, я чувствовала себя грязной, униженной перед всеми этими блестящими высокопоставленными особами. Мне было так стыдно, что это чувство было даже сильнее моего страха. Передо мною положили огромную книгу Евангелий, чтобы я вновь принесла присягу. И я поклялась говорить правду и только правду о ереси, о себе, о живых и мертвых… Главный нотариус громким голосом зачитал мне мои предыдущие показания, которые были полностью записаны в его реестре. Монсеньор спросил меня, есть ли мне что добавить, и сказал, что я должна чистосердечно исповедаться ему. А затем он заговорил угрожающим тоном. О спасении моей души. О еретической заразе. В прошлый раз я взвалила вину на своих мертвых, на моих бедных покойных близких, которым уже нечего было бояться в этом мире. Теперь я знала, что инквизитор желает от меня более точных фактов, более недавней информации, которая позволит им продолжать свои расследования. Что они потребуют от меня доносить уже не на мертвых, но на живых, чтобы я таким образом продемонстрировала свое чистосердечное раскаяние.

Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
АНН БРЕНОН

РАССКАЗ ОБ ИНКВИЗИЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ

Как воспринимался подозреваемым в ереси тот факт, что его ставили перед трибуналом Инквизиции? Как он мог реагировать на вопросы обвинителей? Случай Раймонды Марти из Монтайю позволяет нам сделать предположения на этот счет.

Следующий рассказ написан в «литературном» стиле. Однако он взят непосредственно из показаний Раймонды Марти из Монтайю перед инквизитором Жаком Фурнье, и дополнен многими другими показаниями, которые проливают свет на эту историю, а также содержит цитаты из оригинального текста. В частности, конец рассказа, повествующиий об осуждении Раймонды, является непосредственным, хотя и сокращенным переводом текста генерального Сермон 1324 года. Размышления, приписанные осужденной, не являются достоверными историческими фактами. Эта предложенная автором реконструкция поведения конкретной личности, столкнувшейся с Инквизицией.

Read more... )


[identity profile] raimon-lo-fol.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] raimon_lo_fol в Два эпизода из истории противостояния инквизиторам в Окситании. 1230-е годы.
Первый случай - специально для тех, кого в своё время впечатлили нарбоннские кумушки со сковородками.

Итак, деревня Сорэз (Sorèze) в Альбижуа (ныне - департамент Тарн, 81), это примерно на полпути между Кастельнодари и Кастром.

Про тёток )
Вторая история произошла в местечке Belleperche в Тулузен (ныне - Тарн-и-Гаронна, 82).

Про дружных соседей )

Дополнение )
[identity profile] credentes.livejournal.com
Прослышав о том, что в Богоявление будет представлен диск "Доминикантаты", хочу в качестве "нашего ответа Чемберлену" выставить статью, которая кроме всех прочих ее достоинств проливает свет на то, что в этой Гайявате оде Доминику  и сам образ главного героя не соответствует историческим фактам, не то, что детский лепет о катаризме. Итак, в Старый Новый Год вашему вниманию предлагается история знаменитых диспутов начала 13 века


Анн Бренон

(Рисунки Жан-Клод Пертюзе)

Крестовый поход словом




Переходя от проповедей к полемике, Римская Церковь прежде всего начала свою борьбу против еретиков словами, и даже вступила с ними в диалог, накал обмена мнениями в котором предвещал накал насилия в будущей войне. Но даже если дошедшие до нас сведения об этих дискуссиях весьма несовершенны, они все равно доказывают бесплодность усилий католических прелатов убедить жителей Средиземноморья не следовать катарской вере.


 Конец XII века. Участились теологические диспуты между катарами и католиками, как, например, Гийомом, католическим епископом Альби, и Сикардом, катарским епископом Альбижуа.

 1

 К этому периоду относится знаменитый эпизод с книгой, брошенной в пламень святым Домиником.
2

            


Read more... )
[identity profile] credentes.livejournal.com

Анни Казенаве

 

ПИРЕНЕЙСКИЙ КРАЙ СРЕДИ БУРЬ: ОТ РЕПРЕССИЙ ДО НЕЗАВИСИМОСТИ

 

Католическую Церковь поддерживал сам король Франции, но этого не делали упрямые местные сеньоры. Графы де Фуа поступали так же  - они сопротивлялись, не давая забыть вкус независимости на своих землях, вопреки коронованным особам… Таковы уж они были!

        Поражение вооруженного сопротивления (лангедокцы восстали летом 1240 года) лишило непокорных политической поддержки. Керибюс (иллюстрация 2), «гнездо еретиков и бунтовщиков», был сдан только в 1255 году, но это был всего лишь редут, а вот замок Монсегюр был caput ecclesiae, главой Церкви, обезглавленной после 1244 года. Те, кто не пожелал склонить головы, сделались подпольщиками. Многочисленная иммиграция из Сабартес[1] доказывает, насколько люди осознавали грозящую им опасность. Община начала рассеиваться.

 

Иллюстрация 1. Арест святой Екатерины, фреска для кафедрального Собора в Сеу д’Уржель, XIII ст. Барселона, Музей национального искусства Каталонии. Святая Екатерина (III ст.) была приговорена за свою веру к наказанию колесованием, а затем ей отрубили голову. C1



Read more... )
[identity profile] credentes.livejournal.com
 Но, даже если мы признаем, что диссидентская группа орлеанских каноников являлась одним из проявлений не только общей духовности XI века, но и феномена религиозного сопротивления, того самого феномена, кстати, который породил и Григорианскую реформу, остается проблема, были ли эти каноники «протокатарами», предшественниками религиозного движения XII-XIV веков, которое историки называют «катаризмом» или христианством Добрых Людей, или же нет. Безошибочно на этот вопрос ответить сложно в связи с недостатком сведений в документах, однако Жан Дювернуа и Анн Бренон, проанализировав записки монаха Павла из Шартра, отвечают на него вполне утвердительно[1].
Read more... )

[identity profile] raimon-lo-fol.livejournal.com
Обычно считается, что Эстевен (Этьен) де Сервиан, сеньор castrum'a недалеко от Безье, стал катарским верующим случайно, главным образом благодаря браку с Наваррой де Лаурак, дочерью знаменитой еретической матриархини Бланши де Лаурак, и в самом начале крестового похода искренне раскаялся и вернулся в католицизм, благодаря проповедям святого Доминика.

Приведём здесь отрывок из одной из статей Анни Казенаве, проливающий свет на эту историю.


"История примирения с Церковью Эстевена де Сервиана является показательной. Она ясно даёт понять, каким способом французы, по завершении военных действий, пытались привлечь на свою сторону окситанскую знать.
Read more... )
CAZENAVE (Annie), "La résistance cathare, de la défaite à l'exil", dans Histoire et clandestinité du Moyen-Age à la Première guerre mondiale, Colloque de Privas, mai 1977, p. 337-338.
[identity profile] credentes.livejournal.com

Анни Казенаве

Фотографии Жана-Луи Гаска

 ЕРЕСЬ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ ИЗ ТУЛУЗЕН

 Пиренеи и их замки, управляемые сеньорами-сторонниками катаризма, более тридцати лет служили убежищем для беженцев с севера. До тех пор, пока Инквизиция не проникла в эти убежища…

 Общая культура связала два склона Пиренейских гор  как географически, так образом жизни горцев. Преобладание в экономике скотоводства и рудных разработок еще более укрепляло связи между северным и южным склонами. Мусульманское завоевание отделило христианские земли Арагона как от юга Испании – Толедо и Севильи -  так и от запада – Сант-Яго-де-Компостелла. Таким образом, земли Арагона, обращенные к северным склонам Пиренеев, находились под культурным и религиозным влиянием Тулузен, и, в то же время сохраняли ярко выраженную культурную самобытность, основой которой являлся романо-визиготский субстрат, определивший тип местного феодализма.

Укрепления замка Кастельбо.




Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

МАРИ АНЖ ЛОБЕРА

ФОТОГРАФИИ ЖАНА-ФИЛИППА АРЛЯ

ДОРОГИ КАТАРОВ В КАТАЛОНСКИХ ЗЕМЛЯХ

             В тени Сьерра де Кади, защищаемые знатью и горожанами пиренейских графств, добрые люди мирно жили, и их везде принимали. Это равновесие было сломлено с приходом папских и испанских инквизиторов.


Руины замка Гозуль свидетельствуют о былом величии средневековой деревни, покинутой в XVIII столетии.


Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

Анн Бренон

ГРАФСКАЯ СЕМЬЯ ДЕ ФУА: PARATGE И ЕРЕСЬ.

 

С 1188 по 1302 год графы де Фуа сделали свои владения у подножия Пиренеев землей ереси. Сопротивляясь крестовому походу, подозреваемые трибуналами Инквизиции, графы придерживались своей веры до самой смерти. Сага об их семье могла бы быть полностью посвящена религии катаров.

Письменные свидетельства того, что в Фуа есть замок, датируются уже 987 годом, но только в 1290 году он становится графской резиденцией. В течение двух столетий он был душой окситанского сопротивления во время крестового похода против альбигойцев. Расположенный в месте, считавшимся неприступным, этот замок играл определяющую роль в военной истории. С 1930 года в нем находится музей департамента Арьеж.


Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
 Г.Б. В период Средневековья этот тип светского и духовного соглашения, апогеем которого являлась Инквизиция, считался нормальным. Ни в каком конфликте, где короли, императоры и бунтующие клирики противостояли папству – даже наиболее рьяно и буйно, например, такие теологи, как Марсилий Падуанский,– мы не находим никаких сомнений по поводу Инквизиции. Нам придется ждать кануна идеала «толерантности», чтобы, по крайней мере, обнаружить недовольство методами, если не самим существованием этой институции. Эразм в этой области, как и в других, кажется, был предшественником.
      Средневековье ценило более социальные правды и ценности, чем искренность личных убеждений. Углубление представления о личности и ее свободе, хотя на этом и настаивал святой Павел, когда говорил, что христианская жизнь должна быть руководима свободой (Гал. 5, 13) это сравнительно недавнее достижение. В наше время мы не должны судить век, когда думали иначе.             
Собственно, здесь мы имеем тезис, весьма популярный для традиционной католической историографии, и переносящийся без изменений и какой-либо верификации из одной работы в другую, вплоть до нашего времени. Интересно, что подобные весьма суммарные и краткие заявления, хоть и преподносящиеся как нечто само собой разумеющееся, не находят себе подтверждения в исторических источниках – это просто-напросто пропагандистский стереотип. Если историки пишут о том, что существовали никие «народные требования введения смертной казни за «отступление от веры», и что «народ требовал публичных казней», то если рассмотреть существующие документы, то мы видим, что случаев таких казней по «требованию трудящихся»  - существует ровно три.Read more... )
[identity profile] credentes.livejournal.com
 Б. Г. Проблема Инквизиции коренилась в двух более древних проблемах: преследования ереси в христианском обществе и, более общей проблеме, а именно, того, как общество относилось к несогласию с телом веры. Последняя проблема исходит из основания Церкви, когда христиане принадлежали “единомыслию» (Фил. 2, 2): « один Господь, одна вера, одно крещение», как писал св. Павел (Еф.4,5). Вера в ее полноте была даром Божьим; но чтобы быть аутентичной, она требовала общего объективного согласия. 
Западное общество, церковное и политическое было ответственно за создание и усовершенствование Инквизиции путем принятия решений на многих уровнях. Западноевропейское христианство, являющееся единством Церкви и светского общества, верило в то, что является святым и праведным, чтобы христианская вера и мораль легли в основу гражданского законодательства и чтобы это законодательство служило вере средствами принуждения, а Инквизиция являлась только средством для этого. Этот смысл ответственности со стороны Европейцев за верховенство веры и за спасение верных, а также их желание вмешаться в защиту веры с помощью епископов, оставалось очень живо в Западной Европе до шестнадцатого столетия, и даже до семнадцатого. Восставать против Веры означало восставать против князя.
     В заботе о спасении, столь важной проблеме в то время, народы были первыми, кто требовал преследования тех, кто пропагандировал учения или методы достижения спасения, которые, по суждению Церкви, подвергали опасности вечное спасение Христиан.  Средневековый человек мог понять толерантность по отношению к язычникам, которые не имели возможности познать Откровение, но он был более жесток по отношению к евреям. Таково было и отношение папства. Оно могло рассматривать отклонение от католической Веры и отречение от крещения только как смертные грехи.
Неправдой является миф о религиозном «интегризме» народов Средневековой Европы – это уже было продемонстрировано выше, о том, что «ересь» воспринималась как восстание против морали и общественного порядка, а также о том, что догматы веры являлись для общества условием должного и необходимого «единства».
Read more... )
Read more... )
[identity profile] credentes.livejournal.com
 Г.Б. Первым известным инквизитором был Конрад Марбургский, секулярный священник.
 
Ну, во-первых, не первым известным инквизитором. Просто папе, как уже говорилось, нужна была более эффективная система, чем епископские суды, и он желал поручить расследование и вынесение приговоров в области ереси людям, не имевшим личных связей в данной местности.  Конрад Марбургский был одним из тех, кому такая миссия была доверена на территории Германии между 1229 и 1233 годами. Он, конечно, носил титул Inquisitor haereticae pravitatis, но это была проба пера. Причем Конрад очень и очень пренебрегал предписанными для следствия процедурами, мало того, он обвинил в ереси членов высшей знати – приближённых германского короля Генриха VII, сына Фридриха II, после чего, естественно, был убит. 
 
  Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
Ги Бедуэлл  - профессор церковной истории в университете Фрайбурга и ректор Восточного Католического Университета Франции. Наиболее известной из его публикаций является «История Церкви», переведенная на шесть языков, в частности на русский – довольно схематическая историософская работа, где использована теория Тойнби о «вызовах».
В русскоязычной сети процитирована его «Молитва историка»: "Господи Иисусе, Слово Божие, предвечный Сын Отца, из любви к роду человеческому пожелавший войти в нашу историю! Позволь нам в общении с Тобой постигать этапы нашего земного странствия. Пошли нам Духа Своего, чтобы мы всегда непредвзято и нелицемерно искали истину, с должным пылом изучали ее и с должным смирением излагали ее другим, полностью осознавая ограничения нашего человеческого разума в познании великой Книги, которая обретает истинный смысл в одном лишь Тебе, который с Отцом живет и царствует в единстве Духа Святого вовеки веков. Аминь". Ну что же, намерения здесь высказаны благие, однако сталкиваться с подобным методом исторического исследования несколько странно. Попробуем рассмотреть результаты, к которым может привести такой подход.
Например, возьмем знаменитую в узких кругах биографию св. Доминика данного автора, в частности Bedouelle, Guy. Saint Dominique. The Grace of the Word. Ignatius, 1987. Хотя, не будучи специалистами по истории доминиканского ордена, мы не беремся судить о том, насколько биография св. Доминика, написанная Ги Бедуэллом, соответствует историческим фактам, однако, несмотря на намерение «непредвзято и нелицемерно искать истину», незнание и непонимание исторического контекста, социологических реалий средневекового общества и средневековой религиозности, снижает ценность данной работы. Кроме того, с учетом вышеуказанных обстоятельств, сам подход Ги Бедуэлла к истории Церкви делает его заложником избранного им идеологического дискурса, в угоду которому часто искажаются и передергиваются факты.
Read more... )

Profile

ostal_eretges: (Default)
Оплот ереси

January 2017

S M T W T F S
1234567
8910 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios