[identity profile] credentes.livejournal.com

Анн Бренон. Жизнь и смерть христианской Церкви.


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.1. Катары или добрые христиане?

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.1. Почему книга о катаризме была издана в данной коллекции ?


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Как катаризм появился в истории ?


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Как их распознать?


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Как их распознать? Окончание


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Первое документальное приложение


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать?


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать? Продолжение


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать? Продолжение 1


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать? Продолжение 2

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать? Продолжение 3


Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.2. Откуда можно о них узнать? Окончание


Ч.2. Как в них разобраться?

Ч.3. Христианство Добрых Людей

Ч.3. Христианство Добрых Людей 1

Ч.3. Христианство Добрых Людей 2

Ч.3. Христианство Добрых Людей 3

Ч.3. Христианство Добрых Людей 4

Второе документальное приложение

Анн Бренон. Жизнь и смерть. 2-е документальное приложение. Окончание

Ч.3. Христианство Добрых Людей 5

Ч.3. Христианство Добрых Людей 5. Продолжение.

Ч.3. Христианство Добрых Людей 5. Продолжение 1.

Ч.3. Христианство Добрых Людей 5. Окончание

Ч.3. Христианство Добрых Людей 6. Были ли они опасными для общества?

Ч.3. Христианство Добрых Людей 7. Могли ли они привести к вымиранию человечества?

Ч.3. Христианство Добрых Людей 8. Какова была роль женщин?

Ч.4. Окситания катарская. Почему Окситания?

Ч.4. Были ли катарские замки?

Ч.4.Что такое Монсегюр?

Третье документальное приложение. Тексты Инквизиции

Ч. 5. Преследование катаризма. Кто начал репрессии?

Ч. 5. Преследование катаризма. Кому были выгодны репрессии?

Ч. 5. Преследование катаризма.Чем была Инквизиция

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.5. Как катаризм исчез из Окситании

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.5. А в остальной Европе?

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.5. Существуют ли еще катары сегодня?

Анн Бренон. Жизнь и смерть. Ч.5. Последнее слово за катаризмом


[identity profile] credentes.livejournal.com
 Интересно, что во время дискуссий о Непорочном зачатии и Деве Марии, орлеанские каноники «хвастались, что у них есть мать, во всех смыслах подобная Матери Сына Божьего, тогда как Она не может быть уподоблена никакой другой женщине, и никто с Ней не может сравниться».[1]  Но и знаменитый Добрый Человек XIV века, проповедник Пейре Отье тоже представляет своим верующим такое аллегорическое видение Марии: «Он говорил, что Матерь Божья – это добрая воля и стремление делать добрые дела, согласно Евангелию: 'матерь Моя и братья Мои суть слушающие Слово Моего Отца и исполняющие его' (Лука 8, 21)... (Показания Себелии Пейре).
Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
 Когда мы пытаемся понять, были ли ученые каноники из Орлеана XI века и члены их группы/общины прото-катарами, то, прежде всего, видим не только ряд существенных совпадений и явного сходства, но и полного «согласия», особенно в области религиозного бытия и практики, между «орлеанской ересью» и катаризмом. Наиболее характерными чертами, общими для орлеанских каноников и катаров XII-XIII веков, являются рационализм, скептицизм и антиклерикализм – то есть критика «суеверий» и «идолопоклонства» Римской Церкви, отрицание культа икон, статуй и реликвий, иерархии этой Церкви и ее священства, а также большинства ее таинств  - крещения, покаяния, брака и, самое главное, евхаристии.
Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
 Но, даже если мы признаем, что диссидентская группа орлеанских каноников являлась одним из проявлений не только общей духовности XI века, но и феномена религиозного сопротивления, того самого феномена, кстати, который породил и Григорианскую реформу, остается проблема, были ли эти каноники «протокатарами», предшественниками религиозного движения XII-XIV веков, которое историки называют «катаризмом» или христианством Добрых Людей, или же нет. Безошибочно на этот вопрос ответить сложно в связи с недостатком сведений в документах, однако Жан Дювернуа и Анн Бренон, проанализировав записки монаха Павла из Шартра, отвечают на него вполне утвердительно[1].
Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

XI век характеризуется еще и явлением, которое получило название «Ужасы Тысячелетия». 1000 год с его милленаристскими ожиданиями конца света словно приблизил великую битву архангела с драконом, когда древние мифы Откровения, казалось, вот-вот обретут плоть. Прежде всего, эти ожидания повлияли на монашество, особенно клюнийское монашество, которое представляло себя небесными когортами, противостоящими легионам зла, затем на церковных хронистов, которые в явлениях комет, катастрофах и политических событиях видели признаки приближающейся битвы. И все чаще и чаще христианский народ слышал от священников вызывающие ужас и тоску безутешные слова о скором конце света, гневе Божьем и Страшном Суде.  И все эти факторы – возможность иметь некоторую толику свободного времени и задуматься о смысле жизни, ужас от приближающегося Судного Дня, желание спастись и идеал «ангельского чина»  - вызвали еще больший и массовый порыв следовать Новому Завету и посланиям Евангелия, стремление воплощать эти послания в своей жизни, пользуясь примером практики апостолов и ранней Церкви. Монашество в том виде, в котором оно существовало, с его властью над душами и вещами, тоже стало казаться многим отступлением от апостольских правил. Следовало жить иначе, порвать со всем этим, пойти к мирянам и попытаться спасти их, жить ради их спасения, быть их пастырями. Отказаться от сладкой жизни под монастырской сенью. Бедность (причем имелась в виду не только и не столько материальная бедность, сколько отказ от роскоши, владения землей и власти, ведь наиболее серьезный раскол этой эпохи проходил между pauperes и potentes, имеющими и не имеющими власть, потому духовный идеал paupertas XI века означал не бедность, а отказ от владений, связанных с властью[1]), аскеза и жизнь по правилам апостолов – вот наиболее популярные темы духовных исканий XI века.


Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
 Для того, чтобы попытаться разобраться в этой сложной истории, стоит подойти к вопросу комплексно и исследовать не только все имеющиеся у нас в распоряжении документы, но и исторический контекст, на фоне которого разворачивается эта драма. XI век – время так называемой «Эпохи Тысячелетия» - это очень сложный и противоречивый исторический период. Остатки античных порядков, которые еще держались в империи Карла Великого, фактически рухнули. Бывшие имперские чиновники – герцоги и графы – становились владетельными князьями, наследовавшими титулы и землю. Капетингские короли не имели реальной власти и чувствовали себя довольно слабыми по сравнению с другими аристократами, которые сами стали собирать налоги и вершить суд на все более дробившихся территориях.
Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
 Орлеан имел огромное значение в длительной политической борьбе за сферы влияния между Робером Благочестивым, позиции которого, хоть он и был королем Франции, были не очень сильны, и Эдом II, графом де Блуа, давно претендовавшим на этот город, чтобы иметь возможность соединить свои владения в Сансерруа с графствами Блуа, Шартрским и Турским. Более того, брак Робера Благочестивого и Констанции тоже был  заключен вопреки интересам графа де Блуа. Ситуация складывалась так, что тот, кто контролировал епископство Орлеанское, имел все возможности завладеть городом и прилегающими территориями. Между двумя правителями возник конфликт в борьбе за право возвести своего ставленника на епископский трон. Кандидатом и доверенным человеком графа де Блуа был Одальрик, родственник епископа Бовэ и, возможно, и самого Эда II. Кандидатом короля был протеже королевы Констанции Тьерри. Робер, воспользовавшись своим положением, «нажал» на капитул собора и добился того, чтобы выбрали его ставленника.
Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

Арефаст так и сделал. Он завоевал доверие Стефана и Лизоя, и запоминал все, что они ему говорили. Через некоторое время он сообщил Эврару, что группа, собирающаяся в Орлеане – это еретики, которые укоренились здесь как минимум с 1015 года. Эврар уведомил своего епископа, тот в свою очередь – других епископов, и в Орлеане срочно собрался синод с участием короля и королевы. Последние должны были явно увидеть, что за змеи свили себе гнездо в таком престижном месте при их попустительстве. Подозреваемых схватили и привели в кандалах в собор Святого Креста, при этом Арефаст, уговорившись с епископами, был до поры до времени вместе с арестованными, тоже в кандалах.


Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com

Орлеанские каноники.

 Безымянный

Одна из первых диссидентских групп Западной Европы с легкой руки историков стала называться «орлеанскими канониками». Они заняли легендарное место в истории средневековых ересей, прежде всего потому, что их процесс завершился первой в Западной Европе казнью на костре. Эта группа состояла из 14 или, согласно другим источникам, 16 и даже 20 человек, возглавляемых каноником кафедрального собора города Орлеан Лизоем и исповедником королевы Констанции Стефаном. Историю орлеанских каноников поведал в своих записках некий монах Павел из общины собора Святого Отца в Шартре. Эти записки монаха Павла, являющиеся одним из основных источников об орлеанских канониках, представляют собой картулярий, составленный после пожара в Шартре в 1078 году. В нем, среди описаний различных документов, привилегий и событий, содержится рассказ о некоем Арефасте, «человеке благородного происхождения и высоких добродетелей», некогда члене той же монашеской общины и очевидце всей этой истории. Записки эти очень неоднородны. С одной стороны, в них имеются ссылки на свидетельства от первого лица, содержатся яркие и интересные подробности, а иногда они даже пестрят цитатами из уст обвиняемых. С другой стороны, Павел говорит о том, что эти каноники и их последователи не просто принадлежали к подпольной секте, куда вовлекали новичков, используя некий тайный язык, но и практиковали дьявольские оргии, во время которых совершали промискуитет, а родившихся впоследствии младенцев сжигали, чтобы из их пепла сделать магический порошок. 


Read more... )
[identity profile] credentes.livejournal.com
 Г.Б. В период Средневековья этот тип светского и духовного соглашения, апогеем которого являлась Инквизиция, считался нормальным. Ни в каком конфликте, где короли, императоры и бунтующие клирики противостояли папству – даже наиболее рьяно и буйно, например, такие теологи, как Марсилий Падуанский,– мы не находим никаких сомнений по поводу Инквизиции. Нам придется ждать кануна идеала «толерантности», чтобы, по крайней мере, обнаружить недовольство методами, если не самим существованием этой институции. Эразм в этой области, как и в других, кажется, был предшественником.
      Средневековье ценило более социальные правды и ценности, чем искренность личных убеждений. Углубление представления о личности и ее свободе, хотя на этом и настаивал святой Павел, когда говорил, что христианская жизнь должна быть руководима свободой (Гал. 5, 13) это сравнительно недавнее достижение. В наше время мы не должны судить век, когда думали иначе.             
Собственно, здесь мы имеем тезис, весьма популярный для традиционной католической историографии, и переносящийся без изменений и какой-либо верификации из одной работы в другую, вплоть до нашего времени. Интересно, что подобные весьма суммарные и краткие заявления, хоть и преподносящиеся как нечто само собой разумеющееся, не находят себе подтверждения в исторических источниках – это просто-напросто пропагандистский стереотип. Если историки пишут о том, что существовали никие «народные требования введения смертной казни за «отступление от веры», и что «народ требовал публичных казней», то если рассмотреть существующие документы, то мы видим, что случаев таких казней по «требованию трудящихся»  - существует ровно три.Read more... )
[identity profile] credentes.livejournal.com
 Б. Г. Проблема Инквизиции коренилась в двух более древних проблемах: преследования ереси в христианском обществе и, более общей проблеме, а именно, того, как общество относилось к несогласию с телом веры. Последняя проблема исходит из основания Церкви, когда христиане принадлежали “единомыслию» (Фил. 2, 2): « один Господь, одна вера, одно крещение», как писал св. Павел (Еф.4,5). Вера в ее полноте была даром Божьим; но чтобы быть аутентичной, она требовала общего объективного согласия. 
Западное общество, церковное и политическое было ответственно за создание и усовершенствование Инквизиции путем принятия решений на многих уровнях. Западноевропейское христианство, являющееся единством Церкви и светского общества, верило в то, что является святым и праведным, чтобы христианская вера и мораль легли в основу гражданского законодательства и чтобы это законодательство служило вере средствами принуждения, а Инквизиция являлась только средством для этого. Этот смысл ответственности со стороны Европейцев за верховенство веры и за спасение верных, а также их желание вмешаться в защиту веры с помощью епископов, оставалось очень живо в Западной Европе до шестнадцатого столетия, и даже до семнадцатого. Восставать против Веры означало восставать против князя.
     В заботе о спасении, столь важной проблеме в то время, народы были первыми, кто требовал преследования тех, кто пропагандировал учения или методы достижения спасения, которые, по суждению Церкви, подвергали опасности вечное спасение Христиан.  Средневековый человек мог понять толерантность по отношению к язычникам, которые не имели возможности познать Откровение, но он был более жесток по отношению к евреям. Таково было и отношение папства. Оно могло рассматривать отклонение от католической Веры и отречение от крещения только как смертные грехи.
Неправдой является миф о религиозном «интегризме» народов Средневековой Европы – это уже было продемонстрировано выше, о том, что «ересь» воспринималась как восстание против морали и общественного порядка, а также о том, что догматы веры являлись для общества условием должного и необходимого «единства».
Read more... )
Read more... )
[identity profile] credentes.livejournal.com
 Г.Б. Первым известным инквизитором был Конрад Марбургский, секулярный священник.
 
Ну, во-первых, не первым известным инквизитором. Просто папе, как уже говорилось, нужна была более эффективная система, чем епископские суды, и он желал поручить расследование и вынесение приговоров в области ереси людям, не имевшим личных связей в данной местности.  Конрад Марбургский был одним из тех, кому такая миссия была доверена на территории Германии между 1229 и 1233 годами. Он, конечно, носил титул Inquisitor haereticae pravitatis, но это была проба пера. Причем Конрад очень и очень пренебрегал предписанными для следствия процедурами, мало того, он обвинил в ереси членов высшей знати – приближённых германского короля Генриха VII, сына Фридриха II, после чего, естественно, был убит. 
 
  Read more... )

[identity profile] credentes.livejournal.com
Ги Бедуэлл  - профессор церковной истории в университете Фрайбурга и ректор Восточного Католического Университета Франции. Наиболее известной из его публикаций является «История Церкви», переведенная на шесть языков, в частности на русский – довольно схематическая историософская работа, где использована теория Тойнби о «вызовах».
В русскоязычной сети процитирована его «Молитва историка»: "Господи Иисусе, Слово Божие, предвечный Сын Отца, из любви к роду человеческому пожелавший войти в нашу историю! Позволь нам в общении с Тобой постигать этапы нашего земного странствия. Пошли нам Духа Своего, чтобы мы всегда непредвзято и нелицемерно искали истину, с должным пылом изучали ее и с должным смирением излагали ее другим, полностью осознавая ограничения нашего человеческого разума в познании великой Книги, которая обретает истинный смысл в одном лишь Тебе, который с Отцом живет и царствует в единстве Духа Святого вовеки веков. Аминь". Ну что же, намерения здесь высказаны благие, однако сталкиваться с подобным методом исторического исследования несколько странно. Попробуем рассмотреть результаты, к которым может привести такой подход.
Например, возьмем знаменитую в узких кругах биографию св. Доминика данного автора, в частности Bedouelle, Guy. Saint Dominique. The Grace of the Word. Ignatius, 1987. Хотя, не будучи специалистами по истории доминиканского ордена, мы не беремся судить о том, насколько биография св. Доминика, написанная Ги Бедуэллом, соответствует историческим фактам, однако, несмотря на намерение «непредвзято и нелицемерно искать истину», незнание и непонимание исторического контекста, социологических реалий средневекового общества и средневековой религиозности, снижает ценность данной работы. Кроме того, с учетом вышеуказанных обстоятельств, сам подход Ги Бедуэлла к истории Церкви делает его заложником избранного им идеологического дискурса, в угоду которому часто искажаются и передергиваются факты.
Read more... )

Profile

ostal_eretges: (Default)
Оплот ереси

January 2017

S M T W T F S
1234567
8910 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios